О ФУНДАМЕНТАЛИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ

СВЯТОСЛАВ СУПРАНЮК (авторские статьи и рабочие материалы)

1. "ПОЧЕМУ МАФО ЯВЛЯЕТСЯ АКАДЕМИЕЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ"

2. "ПЕДАГОГИКА" (понятие, история)

3. "КОГНИТИВНО-ПРОАКТИВНЫЕ АСПЕКТЫ БИЗНЕСА В РОССИИ"

Часто возникает вопрос: "Почему МАФО является академией ФУНДАМЕНТАЛЬНОГО образования?"

Потому что проблематика фундаментализации образования в современном мире выходит на первый план, и без решения этих проблем никакая реформа научно-образовательной системы не будет эффективной и перспективной ни в глобальном масштабе, ни уж тем более в России. Тем не менее, мы видим, что наши реформаторы не придают этому первостепенного значения.

 

Так что же такое "фундаментализация образования"?

Фундаментализация образования - это тенденция распространения и углубления фундаментальной подготовки при одновременном сокращении объёма общих и обязательных дисциплин за счёт более строгого отбора материала, системного анализа содержания и выделения основных инвариант. 

Необходимость фундаментализации образования обусловлена лавинообразным нарастанием объёма информации. Научных, технологических, исторических, социологических и иных фактов  становится всё больше и больше, и преподать их все  за небеспредельный период  обучения невозможно. Да и запомнить все факты, которые имеют существенное значение, невозможно. Но можно и нужно научить работать с информацией: научить её поиску, систематизации, анализу. Иными словами, выход только один: нужно переходить от фактологической формы обучения  к методологической. 

Зарубежные образовательные системы к этому достаточно приспособлены, так как они традиционно многоуровневые и более разнообразные в плане образовательных программ, приближённых к реальным потребностям в профессионалах соответствующего уровня подготовки.

В России же образовательная система остаётся унифицированной, какою она  была в СССР. Поэтому она лишена гибкости, оторвана от жизненых реалий, перегружена хотя и важной в плане общего уровня развития информацией, но поглощающей ресурс времени. И хотя система реформируется, она всё ещё остаётся в плену устаревших стандартов. Но это ни что иное, как консервативные мыслительно - поведенческие стереотипы "управленцев в науке и образовании", грудью защищающих "всё лучшее" под красивым флагом сохранения традиций русской научной школы и образовательной системы, благодаря которым выпускники нашей высшей школы по уровню образования "на голову выше всех".

Да, это так, и высокой образованностью можно гордиться. Но в жизни,  когда новоиспечённый сверхобразованный специалист приходит на производство или в какую-то фирму, ему говорят: "А теперь забудь всё, чему тебя учили, и постигай то, что ты должен делать". Но при этом ни  на производстве, ни в фирме, нет внутренней системы "переучивания" молодого специалиста, и он начинает это делать путём проб и ошибок. Как говориться, начинает "набивать шишки на лбу".

Тут возникает другой вопрос: "Тогда почему наших сверхобразованных специалистов, если они так далеки от деловых потребностей, переманивают на запад? Почему продолжается "утечка мозгов"?

Потому и продолжается, что за рубежом выгоднее для повседевных нужд производства и бизнеса готовить по своей системе (поменьше общей эрудиции - побольше конкретных знаний и опыта), а для развития производства и бизнеса, да и науки в целом, выгоднее почти даром заполучить наших "талантливых и продвинутых эрудитов", создать им в соответствии с тем, чего от них ждут, условия для работы на перспективу.

Таким образом получается, что мы готовим перспективные для научного творчества кадры для запада, а у себя используем такие же кадры неэффективно и затратно, так как их в нашей системе надо сначала усердно учиться, а потом столь же усердно переучиваться.

Ситуация абсолютно абсурдная, а по существу это причинение ущерба нашей стране. Если неумышленное, то ещё простительно. Но неужели нашим "генералам образования и науки" это не понятно? Не пора ли задать им некоторые вопросы по существу результатов их "реформаторской деятельности"?

Вот этими проблемами мы и занимаемся. Именно поэтому проблематика фундаментализации образования и легла в основу уставной цели МАФО, предусматривающей "осуществление деятельности, направленной на объединение усилий общественности, заинтересованных организаций, отдельных учёных и общественных деятелей для разработки научно - методических и практических основ фундаментального (гуманитарного и технического) образования".  

Проблематика фундаментализации образования не сводится только лишь к "уплотнению" обучающих программ путём сокращения фактологической информации. Это не так уж сложно. И такое "уплотнение" осуществлялось всегда. Например, если мы обратимся к стихам А.С. Пушкина, то встретим в них множество упоминаний об античных богах. О чём это говорит? А о том, что в те времена практически все образованные люди знали этих богов, знали, кто из них за что "отвечает", и легко улавливали ход мысли поэта и смысл его поэтических строк. Теперь же нам требуются соответствующие комментарии, потому что кроме имён этих богов, да и то не всех, мы уже ничего не знаем. То же можно сказать и о глубоком знании мифологии и античной литературы в те времена, и поверхностном знании - в наше время. А иностранные языки? Я уж не говорю про латынь и греческий...

Да, устаревающая фактология и ранее уплотнялась и заменялась новой фактологией. Но мало менялась методология. Вот в чём главная проблема! И связана она прежде всего с тем, что новейшая фактология не просто "накатывает" и "подминает" нас - она "обрушивается" на нас лавиной, и её приходится постоянно "разгребать"! Но как и чем?

Уж простите за сравнение, но, поскольку мы, как принято теперь говорить, во многом "совки", то и "разгребаем мы "совковой лопатой"... А уже давно пора это делать "ковшом экскаватора"! Но где он? Его нет. Его надо делать!

Что для этого нужно? Нужно понять принцип работы "экскаватора". Переходя от образа к педагогике как таковой, прежде всего нужно иметь современное  представление о педагогике. Для этого нужно знать основные моменты истории педагогики. Нужно знать историю появления и развития университетов. Нужно постигать опыт зарубежного университетского образования. Нужно понимать разницу между академической и университетской наукой. Нужно понимать, как дожны сочетаться процессы преподавания и научных исследований, глядя на это как на основу выбора пути учёного в науке и практике. Надо знать традиционные и современные, актуальные, новаторские методы обучения. Надо, наконец, обратить внимание на тьюторство, осознать его эффективность, основанную на индивидуальном подходе к обучаемому, на стремлении к тому, чтобы учитель и ученик имели равноправные отношения, на стремлении заменить  привычную для российского менталитета назидательность  на авторитет учителя. Только в связке "учитель - ученик" возможна продуктивная преемственность.  Надо понимать, что переход от фактологии к методологии возможен лишь на основе глубоких современных знаний механизмов мышления, насущных психологических и социальных проблем. И так далее.

Далее в контексте настоящей статьи вашему вниманию будут представлены краткие рефераты, посвящённые нашему видению каждой из названных проблем.

Занимается ли кто-либо всем этим в России? Безусловно, да. Но это скорее увлечение энтузиастов, нежели система. Если я не прав, и у нас в России с комплексным подходом к изучению  этой проблеманики и выработке насущных и своевременных рекомендаций всё в порядке, то узнать об этом буду рад и я, и весь наш коллектив. Тогда мы не станем отнимать хлеб у Министерства образования и науки и соответствующих профильных государственных научных организаций, занимающихся образовательной реформой. Мы тогда перепрофилируем свою деятельность, ибо научное творчество безгранично, было бы желание... А оно у нас есть!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ПЕДАГОГИКА (понятие, история).

Буквально в переводе с греческого ПЕДАГОГИКА - "детовождение".

Существует немало определений педагогики. Но я сразу замечу, что в настоящей статье я представляю лишь собственное понимание педагогики и всего, что с нею связано.

ПЕДАГОГИКА  - это наука, решающая проблемы обучения и воспитания с использованием фундаментальных знаний в  других областях науки.

Если представить себе систему наук схематически в виде треугольника, то в его центре находится психология, а его углами являются философия, общественные и естественные науки. Между философией и естествознанием находятся математические науки, между естествознанием и общественными науками находятся технические науки, а между общественными науками и философией - педагогика. 

Примерно такую схему предложил академик Кедров Б.М. ("О кризисе психологии, её предмете и месте в системе наук".- М.1981.С.76). Но это "плоская схема". Я бы предложил объёмную схему в виде тетраэдра, основанием которого был бы этот треугольник, причём психология была бы не просто его центром, а всей плоскостью треугольника. А вот вершиной тетраэдра мне представляется КОГНИТИВИСТИКА (междисциплинарное научное направление, объединяющее теорию познания, когнтитвную психологию, нейрофизиологию, когнитивную лингвистику и теорию искусственного интеллекта).

Чем же является педагогика в этой объемной схеме? Получается, что она представляет собой одно из шести рёбер тетраэдра...

А теперь вновь представим себе, как реформируется наша образовательная система в плане фундаментализации образования. Она реформируется в пределах той плоскости, которая является основанием тетраэра. Такое впечатление, что реформаторы, прочно стоя на плоскости, не поднимают глаз на вершину тетраэдра, на когнитивистику. О когнитивистике в лучшем случае можно услышать рассуждения  учёных в телепрограмме Михаила Ковальчука "Истории из будущего"...

Так попробуем поступить с точностью до наоборот: оставим в покое плоскость треугольника, являющегося основанием стереофигуры - пусть размерами его сторон и, соответственно, остротой или тупостью (в прямом и переносном смысле) его углов продолжают заниматься те, кто этим и занимается. Мы же обратим свой взор к вершине...

А на вершине - когнитивистика... А на первом месте в её проблематике - теория познания, за которой следуют когнитивная психология и нейрофизиология. Вот об этих науках, поскольку они мне ближе остальных, мы и поговорим, попытаемся осмыслить их значение для педагогики и реформирования образования в плане его фундаментализации.  

(Продолжение следует)

                           

КОГНИТИВНО-ПРОАКТИВНЫЕ АСПЕКТЫ БИЗНЕСА В РОССИИ

 

 

 

С.Б. Супранюк

 

Международная академия фундаментального образования

 

Сразу следует заметить, что это не научная статья с обязательными ссылками на авторов, а научное эссе, основанное на анализе достаточно большого материала. Как следует из названия, речь пойдёт о мышлении в сфере бизнеса.  Рассуждения адресованы не «акулам российского бизнеса», которые уже преуспели,  и не приверженцам советов Карнеги из его книги «Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей» или  из книг Наполеона Хилла «Думай и богатей» и «Перехитри дьявола».  Российские последователи Карнеги, Хилла, и других западных специалистов по достижению Успеха, не преуспев в России,  стремятся попытать счастья за рубежом, и нам лишь остаётся пожелать им удачи.   Но подавляющее большинство российских предпринимателей в сфере малого и среднего российского бизнеса, которым Карнеги и Хилл не помогли, никуда уезжать не собираются. Вот только как русскому человеку в бизнесмены выйти в родной России, никто толком им не подскажет. Вот об этом и порассуждаем на современном научном уровне, но не на «птичьем языке», а в доходчивой форме. Прежде всего, учтём, что рекомендации Карнеги, Хилла и других авторов основаны на западном менталитете,  резко отличающегося от восточного менталитета, и кардинально – от российского. Поэтому сначала попробуем  разобраться в самих себе с помощью так называемой  «когнитивной психологии». Понятие «когнитивный», фигурирующее в названии статьи, комплексное. Оно означает комплексный процесс познания, включающий в себя внимание, восприятие, воображение, эмоции, память, мышление, принятие решения и действие.

 

Второе фигурирующее в названии статьи понятие – «проактивный». Оно означает способность действовать по своей воле, независимо от внешних воздействий. Проактивное мышление – антипод реактивного мышления. Реактивно мыслящий человек – это человек, ведомый и зависимый, сразу реагирующий на новую ситуацию. Он сначала отреагирует, что-то совершит, а потом подумает. И поэтому всегда находится в безуспешном ожидании комфортных условий.  А проактивно мыслящий человек – ведущий и независимый, который сначала думает, а потом делает, обладая способностью находить нужные ему условия, а если их нет – создавать их самому. Поэтому проактивность – единственный залог Успеха. Исходя из этого, можно заключить, что в бизнесе развитие комплексного процесса познания, направленного на активизацию способности действовать при решении проблем управления бизнесом по своей воле, независимо от внешних воздействий, имеет ключевое значение. Поэтому важно обсудить проблематику научно-образовательной  активизации мыслительных и волевых способностей и в соответствии с этим представить некоторые соображения.

 

Сказанного уже достаточно, чтобы понять, что возможность достижения успеха в бизнесе выше не у того, кто много знает, но реактивно мыслит, а у того, кто, даже если и уступает знатоку в образованности, но мыслит проактивно. Но он должен знать, что без  систематизированного и комплексного, т.е. когнитивного познания на одном проактивном мышлении далеко не уедешь. Поэтому следует кратко остановиться на роли науки и образования в формировании предпринимательского менталитета, что особенно актуально для российских бизнесменов. И так как всё познаётся в сравнении, начнём со сравнения отношения к предпринимательству российских и западных учёных. Для российского учёного не так важны выгода и деньги, как исследовательский процесс, дающий возможность творческой самореализации. Наш учёный увлечён процессом и не ориентируется на коммерческий результат. Более того, к бизнесу он относится с некоторым пренебрежением и считает, что любой учёный в принципе может стать предпринимателем, но далеко не каждый предприниматель может стать учёным. Для нашего менталитета характерно деление бизнеса на «простой» и «технологичный». Характерно  мнение, что «простой» предприниматель тут «хапнул» – там «передёрнул», и счастлив, а «технологичный» предприниматель с фундаментальными знаниями, должен быть по достоинству оценён. Он хочет получать достойные деньги за свои творческие усилия.

 

Конечно, чувство собственного достоинства заслуживает уважения, но не должно доходить до снобизма. На западе такого научного снобизма нет. Западные учёные считают себя в равной степени и исследователями, и предпринимателями. Граница между учёным и предпринимателем размывается, отмечается возникновение гибридной ролевой идентичности «учёный предприниматель», с непротиворечивым совмещением ролей и естественным переходом от одной роли к другой в зависимости от ситуации. В России же отмечается отстранённость учёного от роли предпринимателя.  Учёному, участвующему в бизнесе, предпочтительнее называть себя менеджером, администратором, экспертом по каким-то проблемам, но только не бизнесменом. Разумеется, это связано со стойкими мыслительно-поведенческими стереотипами советской эпохи, сохраняющимися до сих пор.  Поэтому живуче мнение, что наука и бизнес – совершенно разные сферы деятельности; отсюда у нас ностальгия по «идеальной  науке». И если у кого-то  возникает  необходимость  вынужденного перехода от роли учёного к роли предпринимателя, это воспринимается как моральная травма.  

 

 

 

Если для запада в понятии «учёный» характерен акцент на практическую значимость, видение науки и предпринимательства какисточника новых знаний, то в России  в понятии «учёный»  делается акцент на творчество, самореализацию. И если на западе роли учёного и предпринимателя видятся как дополняющие друг друга и между ними проводятся параллели, то в России роли видятся как контрастирующие, с отстранённостью от роли так называемого «простого предпринимателя». Если западный учёный относится к своей роли и как учёного, и как бизнесмена по формуле «Это то, кем я являюсь», то российский учёный о своей роли учёного тоже говорит себе «Это то, кем я являюсь», но о  роли предпринимателя говорит «Это то, чем я вынужден заниматься». Если по современным оценкам на западе развивается так называемый «академический капитализм» и наблюдается появление и становление неких  «предпринимательских университетов», то в России сохраняется институциональная инерция постсоветской науки с устойчиво негативным отношением к бизнесу в официальной академической среде. И если исходить из того, что Россия стала капиталистическим государством, то можно считать, что такая академическая инерционность становится проблемой национальной безопасности.

 

 

 

Теперь поговорим об образовании. Но прежде чем уяснить, что это такое, обратимся ко Льву Толстому.    В его романе «Анна Каренина» есть фраза: «Нет ничего неспособнее к соглашению, как разномыслие в полуотвлечённостях». Запомним её. В русском языке слово «образование» является производным от слова «образ». Т.е. изначально под образованием понималось «создание в человеке образа Божия». Именно поэтому даже в бизнесе, в котором для западного менталитета априори «ничего личного – чистый бизнес», в русском бизнесе присутствуют такие категории как честь,  совесть, и справедливость. И так как со стремлением к  выгоде и деньгам зачастую бывают связаны бесчестные и несправедливые поступки, в российском менталитете стойко закрепилось неприязненное отношение к «дельцам», называемым ныне  бизнесменами. И поэтому считается, что образованному, т.е. как бы по определению честному и справедливому человеку, тем более учёному, не пристало заниматься бизнесом, ему это претит!            

 

Далее обратимся к западу. В английском языке то, что мы называем образованием – education – происходит от латинского слова educare. Глагол ducereс приставкой exозначают «вести за собой». Т.е. никакого отношения к чести, совести и справедливости то, что мы считаем образованием, в Англии и США, не имеет. В немецком языке то, что мы называем образованием, это  Bildung. DasBild – это картина, форма, очертание. Т.е.  под образованием немцами понимается некое вложение (или вставление) в голову каких-то конкретных, «очерченных» представлений о предметах и явлениях. К чести, совести и справедливости это также не имеет никакого отношения. Сказанного достаточно, чтобы понять, что изначальное понимание одного и того же процесса, которое мы называем образованием, в головах русского, англичанина и немца не совпадает. Можно продолжить осмысление понятия «образование» и на азиатских языках, однако и на приведенных примерах легко увидеть, каким бывает «разномыслие».

 

Вследствие «разномыслия в полуотвлечённостях» и формирования многовековых традиций менталитет народов разных стран настолько разнообразен, что взаимодействие на основе полного взаимопонимания представляется невозможным в принципе. Но всё-таки есть и «когнитивные зоны полной совместимости», позволяющие развивать «проактивное взаимодействие», понимаемое как процесс, посредством которого индивид, в данном случае бизнесмен, становится «активным агентом» развития собственной личности. Но для этого нужно постоянно и целенаправленно получать необходимые знания. И прежде всего, начать с постижения отличий и сходств в особенностях менталитета и организации бизнеса на Западе на примере США, на Востоке на примере Японии, и в России. Именно это и является «когнитивно-проактивным ядром» нашего подхода, для видения которого представим основные особенности американского, японского и российского бизнеса в их сравнении.

 

Главное в американском бизнесе – принцип индивидуальной ответственности, радикализация стратегии, большая дистанция между владельцем бизнеса и управленцами высшего звена. Характерна кадровая нестабильность – любой работник может быть уволен в любой момент. Главное в японском бизнесе – коллективизм в сочетании с иерархичным единомыслием, терпеливое упорство, беспристрастное обучение с иерархичным подчинением в сочетании с изначальным знанием своего будущего места в фирме. Характерна кадровая стабильность – обычно люди работают в одной фирме всю жизнь с постепенным продвижением по карьерной лестнице. Стратегия японского бизнеса – системный подход.  Главное в японском бизнесе – единство и в победе, и в поражении. Таким образом, разница между западным бизнесом на примере американского менталитета, и восточным бизнесом на примере японского менталитета настолько велика, что они кажутся несовместимыми.

 

Теперь посмотрим, на каких основах строится российский бизнес. Как показывает анализ, формально вроде бы на выгоде, но «в глубине души» на здравом смысле,  совести и справедливости.  Кстати, то же самое и в нашем отношении к политике. Если послушать разные телевизионные ток-шоу, то там с одной стороны очевиден полнейший цинизм представителей Запада, а с другой – стремление российских деятелей всё время что-то доказывать Западу именно с позиции справедливости, с искренним удивлением: «Почему Запад нас не слышит?». Да всё очень просто: нет на Западе такого же понятия «справедливость», как у нас. У нас понятия «закон» и «справедливость» разные, поэтому мы часто и слышим фразу «Как будем судить, по закону или по справедливости?». На английском же языке и закон, и справедливость, выражаются одним и тем же словом – justice. Соответственно когда мы говорим слово «закон» - они и слышат «закон», а когда  говорим слово «справедливость», они всё равно слышат слово «закон». Есть ещё слово – «порядочность». По-русски это, прежде всего честность человека, уверенность, что он не подведёт, не предаст. Немец же понимает наше слово «порядочность» как приверженность к порядку, уверенность, что порядочный человек - это тот, кто не нарушает порядок (Ordnung). Однажды мой добрый знакомый немец с детской наивностью спросил: «WobeihierdieEhre, Gerechtigkeit? OrdnungistOrdnung!» ( Причём тут честь, справедливость? Порядок есть порядок! )  Поэтому при общении с иностранцами наше стремление что-либо объяснить больше похоже на увещевание, а то и на покаяние, причём непонятно в каких грехах, если мы считаем себя правыми. Вот поэтому и «бизнес по-русски»  представляется несовместимым ни с западным, ни с восточным.

 

Но так ли это по существу? Если посмотреть в корень, как к этому призывал Козьма Прутков, то, конечно же, не так!  Российский бизнес ещё как совместим и с западным, и с восточным, потому что мы умеем всё делать «на-авось», «наобум», и «по наитию»! И  это наше умение настолько наполнено «разномыслием в полуотвлечённостях», что уж точно «Умом Россию не понять…». Поэтому мы, постигая и по-своему уясняя специфические особенности западного и восточного «когнитивно-проактивного менталитета» ещё со времён Петра I, и даже раньше, имеем перед иностранцами непостижимые для них преимущества. Наши преимущества в том, что они не понимают, почему  мы, поначалу возрадовавшись их «ценностям», на каком-то этапе, когда им кажется, что они уже завоевали наши умы и души, вдруг всё отвергаем. При этом сами себе не можем объяснить, почему. Просто опротивело – и всё! Поэтому у них ничего не получается и они никогда нас не поймут. Так они нам вводят экономические санкции – а мы радуемся, потому что без санкций мы не зашевелимся, чтобы  начать развивать высокотехнологичную экономику. Поэтому они создают нам проблемы, которые им же выходят боком.

 

Но вот что примечательно: именно в такие моменты мы и можем адаптировать их под свои принципы. Спросите почему?  Потому что на когнитивной основе свои принципы мы давно сформировали «по наитию», но никогда их не формулировали на интеллектуальной основе.    И, похоже, не собираемся это делать с «когнитивной уверенностью», что мы богаче всех не только природными ресурсами, но и духовно-интеллектуальными, основанными на чести, совести и справедливости. Именно поэтому у нас всегда было и будет несколько «вечных вопросов» типа «Кто виноват?» и «Что делать?», и вечное нереализуемое стремление сформулировать «русскую национальную идею».

 

Однако если оставить самоиронию и поставить перед собой стратегическую цель систематизировать процесс адаптации западного и восточного бизнеса под наш бизнес, а не наоборот, как это безуспешно пытались и продолжают пытаться делать наши прозападные реформаторы, считающие себя мэтрами рыночной экономики, то Успех гарантирован.  В этом  и заключается одна из главных задач нашей научно-исследовательской работы с предоставлением возможностей и создания комфортных условий для выполнения и защиты диссертаций на степени  магистра  и доктора делового администрирования.  Система подготовки управленческих, внедренческих кадров и особо эффективных специалистов основана на конкретных запросах бизнес-структур и согласованных с ними специальных программ в русле дополнительного образования с применением обучающих, развивающих, ориентирующих и иных специальных технологий. Мы рассматриваем это как важную составляющую нашей миссии, направленной на создание реперных точек российских «предпринимательских университетов», необходимых для зарождения российского «академического капитализма». Но не на бездумном перенимании зарубежного опыта, а на когнитивном перенимании лишь того, что может прижиться и взрасти на нашей российской, столь специфической в смысле российского менталитета  социально-экономической почве. Мы открыты для всех заинтересованных физических и юридических лиц. С вопросами и предложениями можно обратиться по e-mail: supranyuk44@mail.ru.